За 40 лет карьеры Роберт Лобетта попробовал всё: был подмастерьем в небольшом салоне, учился у Риччи Бернса, сотрудничал с гигантами Vidal Sassoon и Sebastian International, наконец, переехал из Англии в Америку. Теперь он свободный художник, автор шоу и вообще — творец с огоньком. А прославился Роберт Лобетта панк-стилем, авангардным и сумасшедшим, захватившим мир в конце 70-х. Тогда же его друг Ренато Брунас, легендарный парикмахер, прозвал Роберта «Дали» — уж очень на него похож. Роберт Лобетта оказался натурой неоднозначной: он и философ, и герой рефлексирующий, и тут же энтузиаст с бешеной энергетикой. В общем, сплошной сюр.

Роберт, скажите, а вам нравится давать интервью?

Надо признаться, что да. Так можно оглянуться назад и понять, что было сделано, чего я добился, можно о чём-то задуматься.

Давайте вернёмся в вашу юность. Как вы попали в профессию?

Мой отец работал в ткацкой мастерской, его жизнь тоже была связана с ножницами: он резал ткань, занимался обработкой материалов. Он и посоветовал мне пойти учиться на парикмахера. Это такая же работа ножницами, но в другой сфере. Правда, тогда я не хотел работать парикмахером, я мечтал поступить в колледж искусств. Отец настоял на том, чтобы показать меня одному мастеру, его звали Mr. Leigh. Он сказал: «Ты будешь учиться у меня». Мне было 15, и я мало что понимал, мне просто дали в руки ножницы и сказали: делай вот так. Это был салон Robert Fielding на Regent street. Я тогда ненавидел то, что делал, меня это буквально бесило!

А как вы попали к Риччи Бернсу (арт-директор Видала Сассуна)?

Когда я с ним встретился, мне было 17. На интервью сам Риччи беседовал со мной. Он сказал мне: «Начинай, пробуй». С этого момента в моей жизни всё изменилось. (Радостная пауза в голосе).

Дело в том, что в один понедельник в салон пришли сами Rolling Stones, и надо было с ними работать. Потом, конечно, постоянно приходили знаменитости, и я жутко нервничал. Было ощущение, что это вызов, который я должен принять! Я спрашивал себя: «Я смогу это сделать? Не знаю, но надо попробовать!» Понимал, что мне не хватает практики, что я отстаю. Я оставался вечером, набирался опыта. Это было очень интересное время!





А что Риччи? Он помогал?

Риччи всегда был рядом. С одной стороны, он давал мне возможность создавать стиль самому, а с другой — всё время подсказывал: «Роберт, обрати внимание на это или на это, тебе нужно сделать так-то или так-то». Позже я много сотрудничал с журналами: Vogue, 19 magazine, Nova, Italian Vogue. Тогда я получил колоссальный опыт на фотосессиях.

А панк-стиль? Расскажите о том времени.

О! Это было очень весело! Тогда же рядом с салоном Риччи на Kings Road находился культовый магазин одежды, он принадлежал Вивьен Вествуд. В нём продавалась линия одежды Seditionaries. И оттуда (однажды!) к нам зашла известная в то время модель Джордан. Мы решили поэкспериментировать, и это было настоящее приключение!! Я не знал, что получится в конце, поэтому было жутко интересно! Джордан пришла с тёмными корнями и белыми концами на волосах. Мы покрасили её полностью в белый, но с серебряным оттенком, и я подстриг её так, что короткие волосы чередовались с длинными прядями, и уложил их. Они «стояли» как у панков! Это было экспрессивно, завораживающе! Думаю, тогда и началась коммерциализация панк-стиля. А позже я работал над причёской певицы Тойя, она была популярна в 70-е и 80-е. У неё были густые светло-оранжевые волосы, а я использовал отдельные вытянутые пряди и сделал новую причёску.

И что произошло потом?

Я почувствовал, что могу создавать свой стиль! То есть у меня сложился образ причёски, который я хотел воплотить в жизнь. Она называлась The Twists — это жгуты, короткие завитки, скрученные по всей голове — немного похоже на туземцев, что-то в этом роде. Риччи не понравилась идея, а я был заражён ею! Мне непременно нужно было сделать так, чтобы она появилась на ком-то. И тогда я пошёл работать в салон MichaelJohn. Они совсем другие: то есть, если в Vidal Sassoon был настоящий рок-н-ролл, то в MichaelJohn причёски и весь стиль — всё было академичным. И несмотря на это, там мою идею приняли. (после короткой паузы). Я хочу рассказать вам одну историю, она, может быть, не совсем по теме разговора, но всё-таки расскажу.

Когда я работал в MichaelJohn, мне нужно было постоянно сосредотачиваться на работе. То есть сам процесс занимал жуткое количество времени, что отражалось на потоке клиентов. Мои коллеги успевали принять двенадцать человек, я стриг только пять. Это была настоящая проблема, и знаете, во время стрижки мне даже приходилось выходить! Я не говорил, куда иду, просто шёл выпить кофе. Так я мог на время забыть о причёске, а потом снова сфокусироваться и двигаться дальше. Но продолжаться так не могло. Помог один случай. Как-то я гулял по городу и увидел, что на остановке парень вслух читает сценарий. Тут я подумал: «Может, и мне попробовать комментировать свои действия вслух? Так я смог бы контролировать то, что делаю, и избавиться от лишних голосов внутри». Я попросил одну клиентку помочь мне, она была смущена, но зато я избавился от проблемы!

На ваш взгляд, важно уметь управлять своим временем?

Лучше, чтобы время меня контролировало. Когда я сосредоточен, я знаю, что потребуется такое-то количество времен. Стараюсь не ставить рамок, мне это мешает.

Роберт, скажите, в какой момент вы решили открыть свой салон? Что вас подтолкнуло к этому?

В какой-то момент я понял, что хочу чтобы табличка с моим именем висела на двери моего собственного салона. Здесь заговорило моё «эго», моё «я».

Мне было важно, какие цены в салоне, а не результат работы. Тогда я закрыл салон и открыл ещё один, а через год ещё. Всего три салона, и все они были неудачной идеей. Это было сумасшествие… Мой менеджер Чарльз работал со мной в одну из суббот.

Поток людей не прекращался с 9 утра до 9 вечера, и я понял, что что-то идёт не так. Чарльз сказал: «Роберт, так дальше нельзя». Я понял, что держать свой салон — это не для меня.

Курсы парикмахеров. Учебный центр Юлии Бурдинцевой

Конечно такие парикмахеры, как Роберт Лобетта — это скорее художники, создающие неповторимые произведения искусства. В то время как спрос велик на мастеров-парикмахеров, делающих качественно и профессионально совершенно привычные нам стрижки и прически.

Если вы чувствуете в себе желание и способности приобщиться к этой профессии, то обратите внимание на курсы парикмахеров в Учебном центре Юлии Бурдинцевой в Москве. Узнать подробнее об условиях обучения можно на сайте центра http://www.j-center.ru/msk.html.

Узнать немного больше о курсах парикмахеров Юлии Бурдинцевой в Москве можно и из этого видео:


Чтобы не пропустить новые идеи, подпишитесь на сайт:

Для подписки введите e-mail: